Тараканы в литературных произведениях

0
619

В литературе эти насекомые встречаются в различных ипостасях. Самые популярные роли, которые исполняли тараканы в произведениях, описаны ниже.

Таракан-реакционер

В 1920-1930-х годах из всех рупоров слышалась веселая и зажигательная песня с такими словами:

«La cucaracha, la cucaracha
Ya no puede caminar,
Porque no tiene, porque le falta
Marihuana que fumar…»

Тараканы в литературе разных стран.
Тараканы в литературе разных стран.

Несмотря на то, что песне уже много лет, но ее мотив и слова наверняка и сейчас знают многие. Следует отметить, что вариантов текста было несколько, более того, некоторые вариации были настолько трансформированы, что с оригиналом их роднило только слово «таракан», которое на испанском звучит как «кукарача».

Изначально эта мелодия была посвящена вовсе не усатым насекомым, а сторонникам тогдашнего президента Викториано Каррансы.

Появилась песня во время Мексиканской революции, имевшей место в 1910-1919 гг. Ее напевали представители отрядов крестьянской армии, которая и боролась с правительственными войсками. Предводителем крестьян был Франческо «Панчо» Вилья. Они прозвали сторонников президента «таракашками», поскольку все они носили длинные усы. Соответственно, оригинал этой песни имел издевательскую направленность.

Буквальный перевод этой песни:

«Тараканчик, Тараканчик
Уже не может идти,
Потому что у него нет, потому что не хватает
Марихуаны покурить.
Отступили Каррансисты,
Отступили в Пероте,
И не могут больше идти,
Запутавшись в своих усах.
А из бороды Каррансы
Я сделаю повязку,
Чтобы завязать ее на сомбреро
Сеньора Франсеско Вилья».

Таким образом, данная песня фактически служила для поднятия боевого духа отрядов Вильи и своеобразного устрашения представителей президента Каррансы. В песне использовано сравнение человека с насекомым и, как результат — таракан олицетворяет собой реакционера, носит воинствующий и бунтующий характер. Мелодия посвящена людям, однако все спроецировано на тараканов и именно они воспринимаются как главные действующие лица.

Таракан-деспот

Тараканы в разных культурах предстают совершенно по-разному.
Тараканы в разных культурах предстают совершенно по-разному.

Начало прошлого века для тараканов было не самым радужным – это маленькое существо так достало население, что стало считаться деспотом, который подлежит истреблению. Причем люди были практически бессильны против тараканов, что еще больше усиливало нелюбовь к этим насекомым. Образ тирана и деспота таракан примерил на себя и в литературе. Одним из ярчайших примеров этого является стихотворение Корнея Ивановича Чуковского:

«Вдруг из подворотни
Страшный великан,
Рыжий и усатый
Та-ра-кан!
Таракан, Таракан, Тараканище!».

С помощью суффикса таракан превращается в тараканище и становится настоящим чудовищем, наглым, кровожадным, ненасытным, издевающимся над другими насекомыми.

При этом автор изобразил таракана в натуральную величину, не сделал его гигантским монстром, мало похожим на это насекомое. Наоборот, таракан остался маленьким, но имел власть даже над большими животными, такими, как волки, носороги, слоны, быки. Эта власть держалась не на физической силе или габаритах, а на страхе, запугивании, тотальном контроле. Некоторые литературные критики заметили, что данное стихотворение отлично иллюстрирует пословицу «У страха глаза велики». Такой вывод делают и многие читатели, поскольку крупные животные спасовали перед тараканом, а небольшой воробушек, который не послушал таракана, сумел убить его, просто клюнув в люб.

Тараканов порой представляют могущественными и сильными животными.
Тараканов порой представляют могущественными и сильными животными.

Особо въедливые читатели, которые старательно ищут в произведениях скрытый подтекст, нашли его и в данном стихе. По их мнению, под образом таракана завуалирован один из мировых вождей того времени, а именно Иосиф Сталин. Однако, если внимательно разобраться, получается, что такое предположение ошибочно, поскольку «Тараканище» было написано в 1923 году, а тогда борьба за право занять место Ленина только начиналась. На место правителя на равных позициях претендовали как Сталин, носивший усы, так и такие же усатые Каменев и Троцкий, а также не имеющий усов Зиновьев. Новый правитель еще не был определен, да и усы были у нескольких политических деятелей.

Еще один факт – даже по приходу к власти Сталина данное произведение совершенно свободно издавалось, и тиражи его были большими.

Сам же автор – Корней Чуковский всегда отличался осторожностью в критике власти, а представители власти всегда были чуткими к такой критике и не допустили бы свободного выхода дискредитирующих их произведений.

Если же говорить о стихотворениях, где четко прослеживается критика Сталина, то тут ярким примером служит произведение Мандельштама «Мы живем, под собою, не чуя страны…». Там персонаж олицетворяет вождя народов, причем весьма открыто и узнаваемо «Тараканьи смеются усища, И сияют его голенища…». Когда представители власти узнали об этом стихотворении, точнее о такой критике вождя, реакция в сторону поэта последовала сразу же.

Таракан-жертва

Помимо тараканов-деспотов встречаются в литературе и тараканы-жертвы, которые безмолвно принимают свою тяжелую судьбу. Одним из таких трагичных персонажей стал таракан из одноименного стихотворения, написанного поэтом и литературным деятелем Николаем Олейниковым. Эпиграф из этого произведения попал в роман Федора Достоевского «Бесы», он произносится героем этого произведения – пошляком-стихоплетом капитаном Лебядкиным. В своем разговоре с Варварой Петровной Лебядкин на ее вопрос «Почему?» капитан в запале отвечает строками из стихотворения Олейникова:

«Жил на свете таракан,
Таракан от детства,
И потом попал в стакан
Полный мухоедства».

В свою очередь Варвара Петровна с некой брезгливостью и недоумением поинтересовалась что же это. Махая руками, Лебядкин принялся торопливо и немного раздраженно, даже нетерпеливо объяснять, что под мухоедством подразумевается скопление летом мух в стакане. Далее капитан в той же нетерпеливой манере начал повторять «не перебивайте, не перебивайте, вы увидите, вы увидите…» Его речь, как и прежде, сопровождалась активной жестикуляцией и последовала следующая реплика:

«Место занял таракан,
Мухи возроптали,
Полон очень наш стакан,
К Юпитеру закричали.
Но пока у них шел крик,
Подошел Никифор,
Бла-го-роднейший старик…»

Лебядкин вновь процитировал строки из уже известного произведения Николая Олейникова. Он сказал Варваре Петровне, что еще не закончил стих, точнее он еще не зарифмовал концовку, но уже знает, что там будет дальше.

По его задумке, старик Никифор берет стакан с кричащими там насекомыми и просто выплескивает его.

Мухи и таракан попадают в лохань. И тут Лебядкин торжественно заявляет, что ответом на вопрос «Почему?» является то, что таракан не ропщет, и в этом-то и вся сила. Что же касается старика Никифора, то он, по мнению капитана, просто изображает природу.

Стихотворение Олейникова – не единственная история о таракане, попавшем в стакан. До него эту тему осветил Мятлев. Его произведение звучит так:

«Таракан
Как в стакан
Попадет –
Пропадет;
На стекло,
Тяжело,
Не всползет.
Так и я…»

В стихотворении, написанном Олейниковым в 1943 году, таракан представлен в образе бессильной подопытной, безропотно принимающей свою участь. Для представителей литературной организации ОБЭРИУ этот стих – классика жанра, пример художественной эстетики, где переплетаются такие разные понятия, как легкомысленность и бессмысленность и бренность бытия, ирония и глубинное освещение темы, пародийность и экзистенциальный ужас.

В целом, стихотворение «Таракан» довольно мрачное.

Если по мнению героя Достоевского Лебядкина таракана уничтожен безжалостной природой, то у Николая Олейникова это насекомое становится жертвой жестокого научного эксперимента. По утверждению науки, души не существует, и гибель этого ни в чем не повинного маленького существа становится бессмысленной.

Если проанализировать отрывок из этого стихотворения:

«Таракан сидит в стакане,
Ножку рыжую сосет.
Он попался. Он в капкане.
И теперь он казни ждет.
Он печальными глазами
На диван бросает взгляд,
Где с ножами, с топорами
Вивисекторы сидят…
…Таракан к стеклу прижался
И глядит едва дыша…
Он бы смерти не боялся,
Если б знал, что есть душа.
Но наука доказала,
Что душа не существует,
Что печенка, кости, сало —
Вот что душу образует.
Есть всего лишь сочлененья,
А потом соединенья.
Против выводов науки
Невозможно устоять.
Таракан, сжимая руки,
Приготовился страдать…»

То можно отчетливо увидеть муки таракана, который смиренно ждет своей участи и понимает, что его ждет и что это неизбежно. Таракан здесь наделен многими качествами, присущими людям, он способен размышлять, чувствовать, переживать.

Литературоведы и критики заметили удивительную схожесть и созвучность образов и настроений в стихотворении Олейникова и повести Франца Кафки «Превращение». Однако вероятность того, что Олейников знаком с творчеством этого австрийского писателя, очень маленькая, ведь произведения Кафки почти не были известны в СССР, да и к тому же «Превращение» было написано в 1916 году. Но все же произведения невероятно похожи.

В повести Кафки все действие начинает закручиваться с жестокой и не имеющей смысла случайности. Главный герой – коммивояжер Грегор, обычный «маленький человек».

Одно утро резко меняет его жизнь.

С ним происходит странное превращение – он просыпается в образе уродливого насекомого. Литературоведы утверждают, что по задумке автора в роли насекомого выступил именно таракан. Первое, что вызывает ужас – язык, которым описана эта ситуация. Все излагается обыденно, буднично, будто бы это стандартная бытовая ситуация. Удивляет и сам главный герой, которого волнует не столько превращение, сколько необходимость как можно быстрее совладать со своим новым телом, научиться контролировать его и управлять им, чтобы можно было выйти на работу, которая для семьи Грегора является единственным источником доходов.

Франц Кафка подробно описал процесс пробуждения и попытки встать с кровати героя. После нескольких попыток Грегор сумел сбросить одеяло, это оказалось достаточно просто, для этого нужно было надуть живот и одеяло само упало на пол. Дальнейшие действия оказались намного сложнее, как минимум потому, что новое туловище коммивояжера было сильно широким. Чтобы встать с кровати, нужны руки, а вместо них герой получил много ног, которые беспорядочно двигались и никак не поддавались управлению. Грегор не мог даже согнуть ножку, она постоянно выпрямлялась, когда же он, изловчившись, наконец согнул ее, то остальные находились в хаотичном движении и контролировать их все сразу казалось ему невыполнимой задачей.

При этом герой понимал, что ему нельзя понапрасну лежать в кровати, нужно вставать, идти на работу.

В своем новом образе Грегор сталкивается с массой проблем, среди которых – непонимание, ужас и полное отвращение к нему. Он был искалечен своим отцом, его бросили все родные, превращение сделало его омерзительным для окружающих и в то же время бессильным и беззащитным перед ними. Грегор так и не смог разобраться, что же произошло, он безмолвно умер. Однако даже смерть не прекратила страданий, его труп был брезгливо выброшен в мусорник. Эта часть сюжета почти идентична с сюжетной линией стихотворения Олейникова – там труп насекомого постигла эта же участь.

Примечательно, что в обоих произведениях тараканы вызывают у читателя не отвращение, а жалость. А ведь раньше многие из них и подумать не могли, что этих насекомых можно жалеть.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here